Joker (joker000) wrote in orden_z_flaga,
Joker
joker000
orden_z_flaga

Ампир В: Искусство боя.

Первое занятие он начал с того, что подошел к стене и написал на ней мелом:

Секрет живучести самого живучего человека всегда только в том, что его никто еще пока не убил. Локи IX

Я понял, что цитата была из него самого.
— Не стирай, пока не кончится курс, — сказал он. — Я хочу, чтобы этот принцип как следует отпечатался в твоем сознании.
Усадив меня за стол перед тетрадкой, он заложил руки за спину и принялся ходить взад-вперед по комнате, неторопливо диктуя:
— Боевое искусство вампиров… практически не отличается от человеческого… если рассматривать саму технику рукопашного боя… Вампир использует те же удары, броски и приемы, которые встречаются… в классических единоборствах… Записал? Разница заключается в том, как вампир использует эту технику… Боевое искусство вампиров предельно аморально — и, за счет этого, эффективно… Его суть в том, что вампир сразу же применяет самый подлый и бесчеловечный прием из всех возможных…
Я поднял голову от тетради.
— А как определить, какой прием — самый бесчеловечный и подлый?
Локи поднял вверх палец.
— Вот! — сказал он. — Молодец. Попал в точку. Чаще всего вампир проигрывает поединок именно потому, что слишком долго думает, какой прием будет самым подлым и бесчеловечным. Поэтому в боевой ситуации не следует размышлять. Надо довериться инстинкту. А чтобы довериться инстинкту, надо на время забыть о подлости. Это и будет самым подлым способом ведения боя.
Такой вот парадокс. Записал?
— Записал, — сказал я. — Но ведь люди тоже доверяются инстинкту в драке. И подлости им не занимать. Чем мы тогда от них отличаемся?
Локи хмыкнул.
— А встань-ка, — сказал он, — я объясню.
Я встал.
Вернее, попытался. Не успел я распрямить ноги, как получил внезапный тычок в солнечное сплетение.
Он был несильным, но действительно на редкость подлым — Локи выбрал для удара такой момент, когда я находился в самом неустойчивом положении. Я потерял равновесие и упал вместе со стулом, больно ударившись локтем о пол.
— Понял? — спросил Локи, как ни в чем не бывало.
Я вскочил на ноги. Он тут же вытянул перед собой руки и примирительно сказал:
— Ну все, все. Мир!
Моя ярость угасла. Я хотел сказать Локи, что я о нем думаю, и вдруг получил от него болезненный удар ботинком по голени. Это было просто невероятно подло — ведь только что он сам просил мира. От боли я присел.
Локи отошел к окну, вынул из кармана конфету в красной бумажке, развернул ее и кинул в рот.
— А если я вам сейчас по морде дам? — спросил я.
— Как ты смеешь это говорить? — нахмурился он. — Я твой учитель. Если у тебя возникает вопрос, мне приходится отвечать. Причем так, чтобы до тебя дошло. Понял?
— Понял, — пробормотал я хмуро, поглаживая ушибленное место. — Больше так не делайте. А то я за себя не отвечаю.
— Обещаю, — сказал Локи и отвернулся.
Мне показалось, что ему стало стыдно за свое дикое поведение. Я повернулся, чтобы сесть за стол, и в этот момент он, быстро подскочив ко мне сзади, ударил меня по внутренней стороне икры. Моя нога непроизвольно согнулась, и я повалился на колени. Тогда он дал мне затрещину. Я вскочил на ноги и молча бросился на него с кулаками.
Надо сказать, что в десятом классе я некоторое время занимался карате.
Это, конечно, не превратило меня в Джеки Чана. Я мог, например, расколоть ударом ноги кафельную плитку на стене школьного туалета или сломать кулаком треснувшую доску — вот, пожалуй, и все. Но из-за этих занятий я мог в полной мере оценить все то, что проделывал на экране Джеки Чан.
Тем поразительнее было увиденное.
Локи прыгнул на стену, сделал по ней несколько шагов вверх (перемещались только его ноги), и, когда сила тяжести развернула его тело параллельно полу, перекувырнулся в воздухе и мягко приземлился у меня за спиной. В этом не было ничего сверхъестественного — все оставалось в рамках законов физики, просто для такого маневра требовалось невероятная ловкость, да и смелость тоже.
В следующую секунду он со свистом пронес ногу у меня перед лицом, заставив меня попятиться, затем поймал меня за руку и заломил мне кисть — такой уверенной хваткой, что я сразу же отбросил мысль о сопротивлении.
— Сдаюсь, сдаюсь! — закричал я.
Локи отпустил мою руку. От изумления я забыл все свои обиды.
— Как вы это?
— Садись и записывай, — сказал он.
Я сел за стол.
— Для того, чтобы в боевой ситуации вампир был непобедим, вампиры создали Конфету Смерти… Записал?
— Ага, — догадался я, — это вы ее съели? В красной обертке?
— Именно, — сказал Локи.
Он сунул руку под сюртук и вытащил еще одну конфету — небольшую, круглую, в глянцевой красной обертке. Она напоминала бесплатные карамельки, которые раздают в самолетах.
— Можно попробовать?
Локи подумал немного.
— Не сегодня, — сказал он. — Ты… Слишком возбужден.
— Вы боитесь, что я вас… ну это… побью?
Локи презрительно засмеялся.
— Мальчишка… Ты думаешь, дело в конфете?
— А в чем?
— Конфета бесполезна без воинского духа. Ты знаешь, что это — воинский дух?
Ответа у меня не нашлось.
— Тогда, — сказал Локи, — пиши дальше.
Я склонился над тетрадкой.
— В китайской провинции Хубэй, — стал диктовать Локи, — расположены живописные горы Вудан… что означает "Воинский Щит". С давних пор в них живут даосы, занимающиеся боевыми искусствами… Самым известным из них был Чжан Саньфэн, который умел летать…
Локи сделал паузу, ожидая, видимо, что я спрошу, действительно ли этот Чжан Саньфэн умел летать. Но не стал спрашивать.
— В горах Вудан и сегодня существует множество академий ушу, где доверчивых туристов обучают красивым, но бесполезным танцам с мечом и палкой…
Локи сделал несколько карикатурных движений, изображая такой танец.
Получилось и правда смешно.
— Даосы, которые занимаются настоящими боевыми искусствами, еще до второй мировой войны ушли далеко в горы, прочь от дорог, гостиниц и, хе-хе, массажных центров. Настоящих мастеров осталось мало — но они есть. Чтобы жить вдали от людей, даосам необходимо получать средства к существованию.
Эти средства должны быть весьма значительными… Записал? Вампиры предоставляют им эти средства. В обмен лучшие даосские мастера раз в год дают вампирам образцы своей красной жидкости… Из этих препаратов вампиры изготовливают несколько видов Конфет Смерти. Однако без воинского духа такая конфета бесполезна… Записал? На сегодня все.
Всю ночь я ворочался в своей огромной кровати под балдахином, думая, что такое "воинский дух".
У меня были разные предположения. Во-первых, я допускал, что это действительно какой-то дух, с которым надо вступить в контакт. Во-вторых, это могло быть какое-то героическое состояние сознания, которое следовало долго воспитывать в себе, не надеясь ни на какие вампирские штучки (такой вариант казался мне самым мрачным). В-третьих, "воинский дух" мог быть связан с особой процедурой, которая меняла физические свойства тела — иначе трудно было объяснить, как немолодой и явно неспортивный Локи мог махать ногами, словно наевшийся амфетамина акробат.
Все три догадки были неверными.
"Воинский дух" оказался последовательностью из пяти особых вдохов — длинных и коротких вперемешку. Это был своего рода код, который приводил конфету в действие. Он был связан с даосскими практиками: таким способом настраивался дыхательный центр. Локи не стал углубляться в механику происходящего — подозреваю, что он и сам не понимал ее до конца. Просто запомнить эту последовательность было достаточно.
Вслед за этим Локи разрешил мне съесть кусочек конфеты смерти. Он предупредил, что ничего необычного я не увижу, поскольку информации о жизни даосов в конфете нет, и доступно только их воинское умение. Я приступил к опыту.
По вкусу конфета была похожа на лакричный леденец. Сделав требуемую последовательность вдохов, я почувствовал головокружение и легкость. Но этим все и ограничилось. Вглядевшись в свое новое состояние, я не увидел ничего — как в случае со смесью "Пастернак+1/2 Nabokov". Воспоминания о доноре были стерты.
Появилось только умение виртуозно управлять собственным телом. Но оно действительно впечатляло. Я попробовал сделать то, что мне ни разу не удавалось во время моих школьных занятий карате — сесть на шпагат. К моему изумлению, это получилось безо всяких усилий — сначала я сел на поперечный шпагат, а потом на продольный.
Затем я запросто повторил прием, которым так поразил меня Локи — пробежался по стене вверх, перекувырнулся и приземлился на ноги. Локи велел мне атаковать его, и за секунду я обрушил на него такой шквал ударов, какой до этого видел только в кино (правда, ни один из них не достиг цели). Но когда действие конфеты закончилось, повторить этих подвигов я не смог.
Локи объяснил, что секрет этой гуттаперчивости не в эластичности мышц, а в их способности к мгновенному расслаблению. Именно от нее и зависело умение садится на шпагат и наносить высокие удары ногами.
— Если говорить о физиологической стороне вопроса, — сказал он, — все дело в нервных импульсах, которые мозг посылает в мышечные клетки. Долгие тренировки меняют физические свойства мышц, связок и костей очень незначительно. Меняется только последовательность нервных сигналов, которые управляют всей механикой. Конфета смерти действует на этот код. Любой средний человек, конечно, будет намного слабее тренированного бойца. Но все равно он достаточно развит физически, чтобы делать все то же самое. Не готов его нервный аппарат. То же самое относится и к силе ударов. Она связана не только со свойствами мышечных волокон, но и с умением концентрировать жизненную энергию. Вампир получает временный доступ ко всем этим навыкам через препарат. Но эта технология имеет, конечно, свои границы. Штангу весом в двести килограммов ты не сможешь поднять, даже высосав всю красную жидкость из чемпиона мира по штанге.
— То есть, — сказал я, — когда гимнаст долго тренирует свое тело, он работает не столько над хардом, сколько над софтом?
— Я этого наркоманского жаргона не понимаю, — ответил Локи.
Теперь стало ясно, почему вампиру следовало применять самые подлые приемы из всех возможных. Это был не этический выбор, как я подумал сначала, а практическая необходимость. Конфета смерти давала потрясающее чувство уверенности в себе; с противником хотелось играть как с котенком. Но, как только ее действие кончалось, вампир делался беззащитен. Поэтому ни в коем случае не следовало тратить зря время смерти, как называл его Локи.
По правилам, вампиру следовало носить с собой конфету смерти постоянно.
Локи дал мне маленький футляр и показал, как доставать из него конфету: при нажатии на пружину она выскакивала прямо в руку. Для скорости конфету можно было кидать в рот прямо в обертке — она была сделана из специальной бумаги.
Табельную конфету полагалось носить на поясе и использовать только в случае опасности для жизни.
Tags: #Пелевин, Ампир В, Энциклопедия Пелевина, технологии, цитаты
Subscribe

promo orden_z_flaga january 23, 2018 01:04 1
Buy for 10 tokens
В поисках внутреннего Буратино Абсолютный Буратино Пять загадок Буратино
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments