Joker (joker000) wrote in orden_z_flaga,
Joker
joker000
orden_z_flaga

Categories:

Михайлов Степан Аркадьевич

Еще в дестве решил заключить пакт с семеркой.
Идея заключить с семеркой пакт созрела у Степы Михайлова тогда, когда он начинал понемногу читать и задумываться о различиях между полами. Первые формы этого альянса были примитивными. Степа рисовал семерки разного вида на разные случаи жизни. Например, большая и пустотелая, во всю страницу, защищала от тех ребят, которые были старше и сильнее. Четыре заостренные семерки, расположенные по углам листа, должны были остановить буйных соседей по палате, которые имели привычку подкрадываться во время тихого часа, чтобы ударить подушкой по голове или положить прямо перед носом какую-нибудь гадость. Однако несколько досадных происшествий, от которых семерки должны были защитить, показали, что этот метод не подходит.

Потом переключился на число 34.
После долгих размышлений он остановил выбор на числе «34». В сумме четверка и тройка давали ту же самую семерку. Это наделяло число «34» подобием небесной генеалогии, как у греческих героев, возводивших свою родословную к богам. Степа не предавал свое изначальное божество, он находил более рациональный способ воззвать к нему. Кроме того, как и семерка, тройка с четверкой были особенными цифрами - они имели цвета. Степа помнил, что раньше, когда он был совсем маленьким, цвета были у всех цифр. Потом они стерлись, только у четверки остался хорошо различимый зеленый, у семерки - синий, и у тройки - слабые следы оранжевой краски на центральном выступе.

Выбор профессии оказался для Степы прост - он поступил в финансовый институт. Страсти к бухгалтерскому делу у него не было, но информация об этом учебном заведении оказалась на тридцать четвертой странице пособия для поступающих в вузы.

Степин бизнес начался обыкновенно - с торговли компьютерами в позднюю горбачевскую эру.

Основал САНбанк.
Вскоре выяснилось, что его давнее решение поступить в финансовый институт было мудрым выбором. Пригодились не полученные знания о природе социалистических финансов (от них ничего не осталось в голове), а знакомства: бывший профорг курса помог Степе зарегистрировать собственный банк.

Степа вспомнил надпись на спинке кресла, увиденную в кинотеатре в день семнадцатилетия - «САН-34». В слоге «САН» не было ничего общего с «34». С другой стороны, трудно было найти слово, до такой степени родственное главному числу Степиной судьбы. Но понять этого не смог бы даже самый проницательный недоброжелатель, и тайна оставалась тайной. Так родился «Санбанк».

Его бизнес рос и расцветал, словно гадкий утенок из сказки Андерсена, который незаметно превращался в лебедя. Этому помогла элементарная имиджевая операция - незадолго до кризиса девяносто восьмого года Степа перевел имя банка на английский как «Sun Bank». Когда эти слова засверкали рядом с русским названием на всех документах, стало казаться, что банк с самого начала имел отношение не столько к отечественной санитарии, сколько к англоязычному солнцу свободного мира, и «Санбанк» - просто русская транскрипция его настоящего имени. Не имея на это никаких прав, Степино детище стало восприниматься как ответвление сразу всех западных корпораций, в название которых входит слово «Sun». Степа сознательно сыграл на этом, содрав эмблему банка с логотипа «Sun Microsystems».

Посетил гадалку Бингу.
- Тебе солнечное число лет, - сказала Бинга, - поэтому ты думаешь, что это особенный год в твоей жизни. Но это на самом деле будет довольно обычный год. Ничего не случится. И следующие годы твоей жизни будут спокойными и счастливыми, примерно как этот. Но вот когда приблизится твой лунный год, вот тогда…

- Что? - дернувшись, спросил Степа. - Будет что-то страшное?

- Один день, - сказала Бинга. - Какой-то один день. Но это будет такой день, что из-за него изменится вся твоя жизнь. Я не все разбираю - может быть, ты победишь. Может быть, наоборот, погибнешь. Может быть, и то и другое. Все будет зависеть от того, сумеешь ли ты помочь своему числу стать сильнее.

- А как я могу помочь своему числу стать сильнее? - спросил Степа.

- Я не знаю, - ответила Бинга. - Это же твое число, а не мое.

Многое из того, что я вижу, от меня скрыто.

- Это как? - спросил Степа. - Как можно видеть то, что от тебя скрыто?

- Я вижу цветные мозаики, которые превращаются в рассказ о чужой судьбе, - ответила Бинга. - Но это просто картины, которые становятся словами. Я могу повторить эти слова, но не всегда сама понимаю их смысл.

- Может быть, их пойму я? - спросил Степа. - Что там такое?

- Я вижу твое будущее в трех цветах. Но все три цвета говорят разное. Когда я смотрю на синие стекла, я вижу библейскую историю. Ты возьмешь в руку копье судьбы, постигнешь число зверя, вступишь с этим зверем в бой и пронзишь его. Но зверь тоже попытается нанести тебе удар. Кто победит, я не вижу - словно вы оба срываетесь в бездну и исчезаете…
Степа вспомнил, что картинка на экране телевизора складывается из трех цветов - синего, зеленого и красного. Наверно, ясновидение Бинги было основано на похожем принципе.
- А что говорит зеленый? - спросил он.
- Зеленый говорит куда яснее, - ответила Бинга. - Зеленый говорит, что у тебя есть лунный брат, которого ты встретишь, и этот лунный брат и есть зверь.
- Лунный брат? - спросил Степа, завороженный странной красотой этого сочетания.
- Ты - человек солнечного числа. Твой лунный брат - человек лунного числа.
- Значит, лунное число и есть число зверя?
- Не знаю, - сказала Бинга. - Странно. Синий говорит, что это так. А зеленый говорит, что это библейское число зверя, 666, которое у твоего лунного брата на руке. Во всяком случае, две цифры из трех я вижу ясно.
- А что говорит красный цвет?
- То, что говорит красный цвет, настолько неприлично, что я не могу рассказать про это вслух, не оскорбив помогающих мне ангелов. Но это не только неприлично, это еще и смешно.
- А можно хотя бы как-нибудь иносказательно?
- Можно, - сказала Бинга, надула щеки, сделала круглые глаза и с пронзительным звуком выпустила воздух из щелочки между сжатых губ.


- Последний вопрос, - сказал Степа, вставая, - могу я верить своему числу?
- Да, - сказала Бинга. - Но тебе надо не только верить, а еще и служить ему. Тебе надо ухаживать за ним, словно это роза, которая растет в пустыне. Особенно важно это станет, когда приблизится лунный год. Если в это тяжелое время ты сумеешь сделать так, что солнечное число станет сильнее лунного, ты победишь. Но ты обязательно должен успеть до своего дня рождения.


Принял на работу Мюс.
Мюс была очаровательной молодой женщиной, до изумления похожей на кошечку. У нее были большие как у страха глаза и удивительная прическа, которая состояла из короткой стрижки и шести «антенн» - пучков волос, слепленных сильнейшим гелем в длинные параллельные иглы, парами торчавшие из ее головы вверх и в обе стороны (она даже вплетала в эти стрелки проволоку - они были слишком тонкими и длинными для одного геля). Эти покачивающиеся антенны так напоминали Степе кошачьи усы, что ему все время казалось - Мюс вот-вот мяукнет.

Познакомился с капитаном ФСб Лебедкиным и подписал
Меморандум о намерениях

Я, Михайлов Степан Аркадьевич, все понял.

Подпись:


Решил переименовать свой банк и наткнулся на упоминание Сракандеева.
Число «34» даже превосходило солнце, потому что светило из своего идеального мира днем и ночью. Чтобы воспользоваться его могуществом в полном объеме, надо было придумать нечто вроде солнечной батареи, которая впитывала бы его целительные эманации. Такой солнечной батареей могло бы стать, например… например…

Шум самолетного мотора мешал Степе думать. Единственный вариант, который снова и снова приходил ему в голову, - это новое название банка. Но он помнил, как трудно зашифровать в нем число «34». Вздохнув, он перевел взгляд с антипарников, которые он принимал за солнечные батареи, на желтое пятнышко далекого виндсерфера, которое он принимал за швартовочный буй. Примерно посередине между ними белел след только что развернувшегося катера, похожий с высоты на греческую букву «Гамма». В следующий миг Степины мысли перескочили на другое. Но зачатие уже произошло.


«Гамма-банк»! Ну конечно же! «Гамма-банк». Греческая буква «гамма» давала тройку, а слово «банк» - четверку, поскольку в нем было четыре буквы. Здесь, правда, имелась небольшая натяжка - тройка из одной оперы, четверка из другой. Но число «34» можно было без всякой натяжки представить буквами «гамма» и «дельта».

«Дельта-кредит. Полная гамма услуг».
Дельта, потом гамма. Четыре, за ним три. Мало того, еще одно «43» было заключено в словосочетании «Дельта-кредит»: буква «дельта» давала четверку, а буква «к» - тройку, поскольку в ней было три угла. Степа застонал, словно в спину ему вонзилось зазубренное копье, и повалился на сиденье.

Президента банка звали Георгий Варфоломеевич Сракандаев. Он происходил из старообрядческого рода, где мужчин несколько веков подряд называли только именами «Георгий» и «Варфоломей». Не надо было быть индейцем-следопытом, чтобы распознать в имени «Георгий» то же число, которое, злобно хохоча, заявляло о себе в слогане «Дельта-кредит. Полная гамма услуг!». Первой шла четвертая буква алфавита, в слове было три гласных. Вопросы есть? Нет. Но этим не ограничивалось: инициалы Георгия Варфоломеевича, «Г» и «В», тоже давали «43»! Мало того, Степа ясно слышал в слове «Сракандаев» чуть искаженный корень «сорок», а в конце, чтобы не оставалось никаких сомнений, снова стояла третья буква алфавита. Тройное зло - очевидное, наглое, жирное, самодовольное, уверенное в своей безнаказанности и даже не думающее скрываться.

Заказал пиарщику Малюте концепцию передачи Зюзя и Чубайка.
После того как передачу переименовали в Чубайку и Зюзю решил убить Сракандеева.
Решение убить Сракандаева созрело в Степиной душе мгновенно, словно кто-то выдвинул ее центральный ящик, положил туда написанный кровью протокол о намерениях и со стуком водвинул ящик на место. Проснувшись на следующий день после встречи с Малютой, Степа понял, что все уже решено. Сомневаться или переживать по этому поводу не стоило.
Стоило спешить. Если Бинга говорила правду. А пока что все указывало на это. Времени до дня рождения оставалось так мало, что он начал строить планы прямо в кровати.


Потерпев неудачу попал в зависимость от Сракандеева.
Мюс лишила Степу 35 миллионов.
Уезжая в Петербург, он оставил Мюс подписанную платежку, чтобы та сделала взнос по «Зюзе и Чубайке», когда Лебедкин скажет, сколько и куда. Мюс сделала удивительно простую вещь - не дожидаясь звонка Лебедкина, вписала в графу «сумма» восемь цифр в следующем порядке:
35, 000, 000. А отправились тридцать четыре лимона и лимон вот куда:
ENIKI BANK LTD LIMASSOL INTERNATIONAL BUSINESS CENTER
P.O. Box 09871
5, Sherley Str., 8745 Limassol, Cyprus
SWIFT: HEBA CY 2NLIM
Account 420-86-8297433-03
- Эники-банк, - прошептал Степа, чувствуя, как по его щеке катится слеза, словно от горного ветра. - Эники-беники ели вареники, остались от козлика рожки да ножки… Вот, значит, что происходило в Москве в те минуты, когда влажные пальцы Сракандаева вынимали из его рук красный лингам победы и вкладывали в них памятный подарок - бандану с грязными ушами. Можно было вообще-то ожидать. Оставалось только надеть эти уши и зареветь ослом. Но и это было бесполезно. Словосочетание SWIFT НЕВА, похожее на название греческой трагедии в голливудском пересказе, не оставляло надежд ни на что.


Последней надеждой вернуть деньги был Сракандеев.
Но он неожиданно погиб.
Дождавшись, пока секундная стрелка в настольных часах опишет последний круг, он быстро набрал номер. Сракандаев взял трубку сразу.
- Было дело, - сказал он без предисловий. - Тридцать пять лимонов.
- Что-нибудь можно сделать? - сглотнув, спросил Степа.
- Смотря что, - сухо ответил Сракандаев. - Все вернуть не получится. Слишком много участников.
Степин ум заработал с необычайной быстротой.
- Я понял, - сказал он. - Конечно. Я согласен такой же процент отдать. Тот, под который люди… Ну, которые…Все начинали.
- Тогда можно попробовать, - сказал Сракандаев.
- А где деньги? На Кипре? На Багамах?
- Уже нет. Но я знаю, где.

- Что надо сделать?
- Приезжай ко мне в офис. Думаю, решим вопрос.
- Жор, ты это серьезно?
- Сегодня до двадцати четырех ноль-ноль можно отозвать. Потом все. Даже я не смогу.
- Ты точно знаешь?
- Точно знаю.
- А как ты…
- Мак Ги - это моя компания.


- Надо было код ввести, - сказал он, глядя на рыже-красную карту денежных островов. - Лебедкин, мы бы десять раз успели до полуночи. Ты можешь себе представить, а? Всего один звонок по телефону… А теперь что мы имеем? От мертвого осла уши. И те к делу пришьют. Типа замкнутый круг. Безвозвратно. Знаешь, как это пятно мозгов на стене называется? Архипелаг Гуд Лак… Или нет, я с доктором Гулаго путаю…

Поле наезда спецслужб в лице капитала Лебедкина, Степа решил покинуть Россию.
- За тобой должок. Когда деньги переведешь? Уже второй взнос скоро, а у тебя еще первый не прошел. Ты чего, Степ? Я дела сдаю, а тут выясняется, что мой коммерсант не расплатился. Хочешь джедая без выходного пособия оставить?
- Лебедкин, я, наверно, не смогу участвовать, - морщась от каждого своего слова, ответил Степа. - У меня денег нет. Совсем.
- Степа, это не базар, - спокойно сказал Лебедкин. - Надо было заранее думать, во что играешь. Сам видишь, какие колеса закрутились.
- Лебедкин, ну ты понимаешь, что денег нет?
- Степ, ты голову включи и подумай, что будет. Я про твои проблемы все знаю. Но только деньги тебе все равно придется найти.
- А если не найду?
- Будем рассматривать как финансовый терроризм. Ты меморандум о намерениях подписывал? Подписывал. Значит, будем брать на арбитраж.
Степа поднялся на ноги, и пальцы его свободной руки сами сжались в кулак.
- Это как? Убьете? - спросил он, стараясь, чтобы голос звучал спокойно и насмешливо.
- Убивать не будем, не абреки. Но ты ведь понимаешь, что прихватить тебя можно по целому ряду статей. Хочешь, сам номер выбери, какой тебе больше нравится. Перечислить?
- Ты эти свои номера будешь пингвинам в цирке показывать, - разозлился Степа. - Ты в каком веке живешь, Лебедкин? Что у меня, адвокатов нет? Ну посижу неделю, две максимум. И выйду. Тебе легче станет?
- Не, Степа. Для тебя это не вариант. В камеру тебе попадать не стоит.
- Почему это?
- Ну ты чего, Степ. Такие вопросы задаешь. Пушкина не читал?
- При чем тут Пушкин?
- А при том, что это по паспорту ты Степа. А по распоняткам ты
Татьяна. Типа русская душою.
- Чего?
- Забыл? Не ссы, люди напомнят. Мы в privacy«Частная жизнь.» не лезем - то, что ты осла ебал, твое личное дело. Но вот то, что ты при этом Татьяной согласился побыть, - это, извини, уже нет.
- Это как понимать?
- А так, что будешь теперь Пикачу. Как Сракандаев и обещал.
- Кому?
- Тебе. В клубе «Перекресток». Зачем он, по-твоему, «Татьяна» кричал, когда ты его в жопу пялил? Ослик тебя на двойные вилы брал, а ты и не понял, глупый.
- Подожди-подожди, - сказал Степа, опускаясь на диван. - Ты про что?
- Про это, Степа, про это. Здесь ты главный покемон, а на зоне будешь пидор гейный. Сразу, как кассету спустим. Такая вот энциклопедия русской жизни. Ты ее за неделю до дыр зачитаешь, обещаю. А сидеть, кстати, не меньше года будешь. Такие в этой стране понятия, и никто их пока не отменял. Понял, нет?


Он встал и принялся одеваться. Затем вынул из шкафа поясную сумку и проверил ее содержимое: чешский паспорт, колода кредитных карт, русский загранпаспорт с открытым Шенгеном и десять тысяч долларов наличными. Повесив сумку на живот, он присел на диван. Была, он помнил, такая примета - посидеть перед дорогой. Теперь не оставалось ничего иного, кроме как полагаться на приметы.

Участие в произведениях Пелевина:
1. Главный герой романа Числа.

Цитаты из романа "Числа". Часть 1. Цитаты из романа "Числа". Часть 2.
Tags: #Пелевин, Персонажи Пелевина, Числа, Энциклопедия Пелевина, цитаты
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo orden_z_flaga january 23, 2018 01:04 1
Buy for 10 tokens
В поисках внутреннего Буратино Абсолютный Буратино Пять загадок Буратино
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments